u041cu0438u0440u0441u043au0438u0439 u0437u0430u043cu043eu043a (u0413u0440u043eu0434u043du0435u043du0441u043au0430u044f u043eu0431u043bu0430u0441u0442u044c)
u041cu0438u0440u0441u043au0438u0439 u0437u0430u043cu043eu043a (u0413u0440u043eu0434u043du0435u043du0441u043au0430u044f u043eu0431u043bu0430u0441u0442u044c)


1952 год. Дома-пироженки и дома-тортики с многовековой историей, уникальный сохраненный и реанимированный немецким командованием в годы войны Красный костел (костел святых Симона и Алены), монументальный Дом Правительства — уцелевшее и непокоренное войной творение Иосифа Лангбарда, которое немцы старательно обходили во время авиаударов, а перед отступлением буквально нашпиговали взрывчаткой каждый его уголок. Легендарные ворота Минска — две 11-этажные башни сталинского ампира с огромными 4-метровыми скульптурами солдата, рабочего, колхозницы и инженера по периметру каждой. Шедевры зданий главпочтамта и КГБ Беларуси (его фотографировать категорически запрещено, но из кафе «Васильки», что через дорогу, была прекрасная возможность сделать снимок — пока летником аккуратно не закрыли).

«Сардэчна запрашаем у Беларусь!»



«Сардэчна запрашаем у Беларусь!»


1960-е. Разоблачение культа Сталина отразилось на особенностях застройки Минска того периода. Всё лишнее — долой. Никаких финтифлюшек. Но эстетика особо не пострадала. Может, потому, что культ Солнца и простора в воскресшем из руин городе был сильнее иного культа и магистраль в 40 метров шириной, окаймленную парками и садами и пронзенную рекой Свислочью, трудно было испортить. А может, архитекторы были настолько талантливы, что даже отсутствие финтифлюшек не мешало городу оставаться красивым.


Советский и постсоветский период. Строго, сухо, жестко, мощно. Дворец Республики, в просторечии — «саркофаг». Монументальное гранитное олицетворение своего времени. «Красный дом» администрации президента Республики Беларусь (мужчина в форме слегка настороженно разрешил фотографировать, но «только не наших сотрудников». «А наши тоже этого не любят», — с облегчением выдохнули мы и пощелкали фасад одной из президентских резиденций). Одним из сегодняшних символов города стала национальная библиотека. Бюджет строительства, говорят, формировался в том числе и из неощутимых — по 50–100 руб. — снятий с мобильных счетов рядовых жителей. Как бы то ни было, «Алмаз» построен, грани его видны издалека, хранилище книг — одно из самых достойных в мире. Больше всего в Беларуси — именно так, в общереспубликанском масштабе — предсказуемо поражает чистота. Чистота магистралей, тротуаров, домов, киосков и летников, центра и окраин, самой очаровательной деревни Гервяты и самого маленького областного центра Бреста. Чистота лиц и настроений. «Почему у вас так чисто?» — «Потому что мы любим свою страну и свой город. А еще потому, что асоциальные элементы (бомжи, тунеядцы, нарушители на 15 суток) обеспечиваются одеждой и мётлами и идут приводить в порядок город. Всем хорошо, еще и денег немного заработают». Чисто настолько, что пара листиков на тротуаре приводят в восторг — ха, ну не всё тут идеально! Дорого ли жить в Беларуси? Кому как, как и везде. Отдавая 60 000 BYR за санкционный камамбер, автоматом отнимаешь четыре нуля, получившиеся 6 BYN умножаешь на 300 и понимаешь, что это дешевле, чем та же головка в новосибирской «Горожанке» в канун санкций. Или молоко «Простоквашино» 1,5 % за 12 900 BYR — 42 руб. нашими. Или знаменитое минское пиво «Алiварыя» по 34 руб. — вполне себе адекватная цена за качество. Буханка хлеба — примерно 32 руб., заправиться 95-м бензином можно за 38 руб., а 98-м — за 41,5. Средняя пенсия — около 141 долл. (чуть меньше 10 тыс. руб.), заработная плата — в среднем чуть больше 350 долл. Поездка на метро обойдется в 5500 BYR (18 руб.) за жетончик, на автобусе — 16 руб. Отечественная обувь с удобной колодкой и из мягкой кожи — от 1500 руб., одежда (не знаменитого белорусского льна, тут иная история) — от 900 руб. за платье. Продолжение следует Ольга Кочетова Фото автора