«Сардэчна запрашаем у Беларусь!»


«Ты с ума сошла? Почему Беларусь? С чего вдруг? А как же море? Решила сгонять в соседнюю деревню?» — решение провести отпуск в Беларуси вызывало абсолютно одинаковые вопросы. Недоумение. На что смотреть там, где и так всё понятно: бульба, батька с железной дисциплиной, Крепость, ровные дороги, Хатынь и вкусные продукты как из детства? Набор этих шаблонов традиционен для большинства сибиряков, тем более что профессионально продвижением Беларуси как туристического направления в Новосибирске никто не занимается. Пока что маршрут раскачивается исключительно сарафанным радио.

«Сардэчна запрашаем у Беларусь!»



«Сардэчна запрашаем у Беларусь!»


Беларусь встретила нас бодро топающим по обочине дороги аистом, широченной 33-километровой главной магистралью — праспект Незалежнасці, — жарой в +30 и деноминацией своей валюты. «Страна миллионеров» одномоментно лишилась бесконечного числа нулей в чеках и на купюрах, зато обрела многодневный геморрой в виде гостей столицы, зависающих над калькуляцией банального счета за продукты в универсаме. Местным тоже нелегко — взаимообратные подсчеты русских рублей из долларов и белорусских рублей в евро создают заметные паузы в разговорах. Зато рады нумизматы — своего часа нынешние рубли и копейки ждали с 2009 года и в один день были извлечены из закромов госказны.


Жить в Минске можно по-разному. Суточная стоимость номеров в отелях с завтраком — от 144 BYN (нынешняя валюта) или 1 440 000 BYR (валюта с нулями), первую умножаем на 32 или вторую делим на 320 — итог и есть цена в наших рублях. Недешево на 2 недели, поэтому были выбраны апартаменты за 1960 руб./сутки. Наша студия — в самом центре, с аккуратным свежим ремонтом и обстановкой из IKEA — вполне соответствовала своему прайсу. Искать варианты проще на airbnb.ru — с последующей передачей списка своих хотелок агентам-организаторам, которые берут на себя всю коммуникацию с хозяином. Про тех, кто за всё отвечает и берет на себя все риски вашего трипа. Нам очень повезло. Александра и Алина — известное многим иностранцам минское камерное агентство «АУ-трэвел» с рекомендациями от авторитетных представителей отрасли — сформировали нам путешествие «под ключ». С проживанием («Только не первый этаж, светлая квартира, звукоизоляция, чистота и чтобы в бюджет вписаться!»), экскурсионной программой («Хотим пройти по дорогам Памяти и еще там, где никто и никогда не ходил. А еще говорят, что Беларусь — страна замков и дворцов, это так?»), оперативной дистанционной помощью («Мы по пояс в озере и нас преследует волк, сделайте что-нибудь!») и приятными неожиданными ништячками. Я не авторитетный представитель туристической отрасли, но я рекомендую эту команду — не накосячат однозначно. Сразу скажу — заехав в Беларусь на 2 недели, узнать страну абсолютно невозможно. Но влюбиться в нее безоглядно — реально. Огромная территория, пропитанная историей, насыщенная красками, озёрный край с сумасшедшим, ранее нигде не виданным небом, с безупречной архитектурой, смешение стилей которой вводит в ступор и хочется бесконечно листать страницы каждого города и местечка. С семьями тонконогих аистов и суетливых уток, с одинокими загадочными котиками посреди бескрайних полей, со шпилями умудренных столетиями тихих католических костёлов и башнями реставрированных радзивилловских замков. С мистическими развалинами Гольшанского замка, вотчины рода Сапегов — того, о котором прочитано в первом в моей жизни триллере «Дикая охота короля Стаха». С легендарной Беловежской пущей, вековые стволы которой в Первую мировую германский канцлер нещадно вырубал, а рейхсфюрер во Вторую мировую холил и лелеял (там не было партизан, ведь лес был набит охраняющими его целостность немецкими солдатами). С драниками, колдунами, холодником и мачанкой — порциями на былинного богатыря. С народной Памятью, поделать с которой ничего нельзя — зато можно и нужно понять и принять то, что ломает заложенные с детства стереотипы, факты, от которых мурашки по коже и звон в ушах. Сам Минск уникален. Оккупированный на седьмой день Великой Отечественной войны и освобожденный в 1944 году, он мог и не стать столицей — степень разрушения города была настолько велика, что рассматривался вопрос о переносе центра страны. Но всем смертям назло Минск был восстановлен. Три десятка километров проспекта Независимости (праспект Незалежнасці, сменивший за века название с Захарьевского на Адама Мицкевича, с Гауптштрассе на проспект Сталина, с Ленинского — на Франциска Скорины) заметно делятся на три этапа архитектурной застройки. Продолжение следует Ольга Кочетова Фото автора